«Звёздный десант»

Шёл 7938 год. Все ещё продолжалось восстание на Баррате и по сектору ходили патрули Империи, следя за возможными эксцессами. Крейсер Parkan W-23 взлетел со станции Патруля Цитрон уже три недели назад, но до конца облёта оставалось ещё около месяца. И это был один из многих факторов, так бесивших единственного человека на корабле и его капитана, Джека Хоборна. Его экипаж, состоящий в основном из роботов, был довольно нестандартен, ведь Кланы получили гражданство всего около тридцати лет назад, и Хоборн так и не привык к постоянному соседству Оберонов. Единственной радостью было «погавкаться» со старпомом — O-59, чем Джек сейчас и занимался.

— Капитан Хоборн, может, вы все же пройдёте в инженерный отсек? — раздался металлический голос старпома. — У меня к вам срочное дело.
— Хм! А у меня есть дела и поважнее, — ехидно ухмыляясь, ответил капитан.
— Могу я узнать какие?
— Не можешь.
— Ну, раз так, то может вы все-таки
— Нет.

Этот спор продолжался уже около двадцати минут и сопровождался различными оскорблениями вроде «родился б ты Астроном, железка ржавая» или «глупый хуманоидный гамбургер» и прочее. В конце концов, все кончилось тем, что Хоборн попросту отключил переговорник и постарался заснуть.

Худо-бедно это ему удалось, но вскоре бипер, бессовестно громко отбивающий корабельные склянки, прожужжал, оборвав все надежды на отдых. Пора было связаться с Цитроном. Джек рассеянно потянулся, насколько это было возможно в узкой кабине крейсера, и включил переговорник.
— Компьютер, открыть канал связи с базой Патруля Цитрон! — отдал он обычный приказ и, подождав пока утихнет шум, монотонно проговорил: «Цитрон! Цитрон! Parkan W-23 вышел на связь и готов к отчёту!» Ответом в динамике был какой-то скрип и через некоторое время незнакомый мужской голос:
— База Патруля Цитрон вызывает Parkan W-23, почему не ответили на предыдущий запрос? Мы атакованы мятежниками, у них силовые пробойники, у нас потери, связь с другими базами оборвалась, похоже, что они уже захвачены! Немедленно прыгайте сюда. Осторожней! пространство возле базы заполнено кораблями! Конец связи…
Джек моментально включил навигационный прибор и выбрал систему Цитрон, но на нажатие кнопки «прыжок» крейсер ответил молчанием.
— Что за?…Компьютер! Включить внутреннюю связь! Старпом! Старпом! Капитан вызывает на связь! — но на связь никто не вышел, Хоборн повторил запрос — снова молчание.
Джек нервно вскочил из кресла и прыгнул к двери и… ударился об стальной живот старпома, стоявшего за дверью.
— В чем дело, старпом? Вы не вышли на связь, а гипер-конвертор отказал! — выпалил капитан.
— Я пытаюсь сказать тебе это уже три часа! Недоразвитый кусок дерьма! — и железный андроид поднял капитана к своим ярко горящим глазам.
— Да ладно, не кипятись ты так, я же просто пошутил! Не злись!
— Я? Злиться на тебя, млекопитающее? Да мне просто осточертело твоё дебильное руководство на этом на этом не менее дебильном корыте!
— То есть ты поднимаешь мятеж? — удивился капитан.
— Да, как и тысячи других Астронов на кораблях вашей хвалёной Империи! — О чем ты? Ты же Оберон! — Да? А разве ты никогда не слышал такого простого слова как перепрограммирование?
— Так тебя перепрограммировали Пираты?
— Нет! Глупые Матубо! Конечно, Астроны, тупой гамбургер! Я давно хотел тебя пристрелить, но сейчас это будет даже забавнее!
— Но у тебя же нет оружия, глупая железка, — обрадовался Джек.
— Да? А это что? — ответил робот, достав из-за спины плазмопушку. — Плазма не пробьёт кабину, а тебя ещё как.

Робот стоял рядом с установкой монтирования боевого костюма капитана, держа одной рукой человека, а другой — пушку. Если бы Джеку удалось воздействовать на сенсоры установки, робот бы свернулся в механоцисту, а он был бы при боекомплекте. Джек лихорадочно соображал, лицо его покрылось потом. Робот принимал это за страх, и хотя Хоборну действительно было страшно, враг, похоже, загонял себя в ловушку. Тут капитана озарило. Он громко чихнул, да так, что робот от неожиданности отступил… Но Хоборну все равно не хватало пары сантиметров, и он навалился всем весом на робота, ухватившись ему за шею, и тому опять пришлось отступить, и на этот точно туда, куда нужно было человеку. Робот с шумом сложился в механоцисту, которую Джек не преминул пнуть, правда, если бы не боевой костюм, это было бы довольно больно. Зато теперь он стоял в коридоре и ждал любой неожиданности.

Неожиданность явила себя в виде двух Оберонов.
— Бросьте оружие, капитан! — сказали они хором.
— Не могу, оно приварено! — ответил тот, попутно выпуская из пушки по две обоймы на каждого. — Нет, так не пойдёт, я могу лишиться всего экипажа. Заряд плазмы попал в плечо и Джек ответным выстрелом уничтожил ещё одного робота, подошедшего со стороны шлюза. В узком коридоре нельзя было включать дефлекторы и поэтому прямое попадание грозило скорой гибелью.
— Придётся прорываться к медцентру, а, насколько мне известно, там, около пяти роботов», — все эти мысли проносились в голове у Джека, пока он бежал по коридорам крейсера. Вот главный зал: слева компьютер и гигантский экран справа. И по два Оберона с каждой стороны нацелили на него стволы своих пушек, Джек замер.
— Капитан, что с О-59? — спросил бортинженер, О-32.
— Уничтожен за попытку мятежа, — бросил Хоборн.
— За это вы будете наказаны. Огонь!
Он успел прыгнуть вперёд и развернутся. Четыре встречных заряда с треском прошили воздух, и один даже расплавил голову бортинженеру. Остальных добил сам капитан.
— Нет, ребята! Вояки из вас хреновые! — только и оставалось сказать Джеку.
Дверь раскрылась, и человек вошёл в медпункт. За столом сидел робот-врач, держа вместо оружия плазменный скальпель, как только он увидел капитана, то встал готовый защищаться. Он всегда был самым спокойным роботом и наверняка в мятеже участвовал по приказу старпома.
— Брось! Сто Тринадцатый! Брось! — приказал ему Хоборн, вскинув оружие.
— Хорошо, капитан, не стреляйте! Я не хотел участвовать в мятеже, меня заставили!
— Ладно, ладно! Бросай!
Робот поспешил отбросить скальпель в угол и отступил, подняв руки.
— Мне надо восстановить костюм, отойди!
— Я ничего вам не сделаю, капитан.
— Все равно отойди!
Робот проковылял в дальний угол и встал там в тени, а Джек, проводив его взглядом, подошёл к медцентру. Вдруг в комнату ворвался ещё один Астрон-Оберон.
— Капитан, сзади! — воскликнул врач.
Пират повернулся к нему и выпустил очередь плазмы, но тут же сам был уничтожен Джеком. Человек подбежал к тому углу, где только что стоял робот, но на его месте уже лежала механоциста.
— Черт! — воскликнул Хоборн. — Не волнуйся, О-113! За тебя я словечко замолвлю.

Успешно восстановившись, Джек решил проверить инженерный отсек и двигатель. Он уничтожил девятерых, не считая врача, значит, на корабле ещё два дроида. Джек решил не торопиться, чтобы опять не попасть в засаду. Первый стоял у переходного шлюза, Джек просто открыл его из кабины пилота, и андроида вынесло в космос. Последний робот, скорее всего, был механиком, а значит — сидел возле двигателя. Здесь было темно и Хоборну пришлось включить прибор ночного видения.

— Не стреляй, на гипер-конверторе детонатор, если ты выстрелишь, будет большой ба-бах! — раздалось откуда-то из темноты.
— Да? А с какого перепуга я должен тебе верить? — недоверчиво проговорил Джек, оглядываясь.
— Если хочешь, проверь! Глупый человечек!
— Пошёл ты, железяка! — и Джек, заметив движение слева, выстрелил.
— Идиот! Что же ты сдела-а-а… — конец фразы утонул в лязге металлической капсулы.
— Но ведь ничего не случилось? — ухмыльнулся капитан.
— Запущена система самоуничтожения гипер-двигателя! До взрыва 5 минут корабельного времени, — раздался голос бортового компьютера.
— Да что же за день сегодня такой? — спросил Джек у пустоты.
Он опрометью понёсся в кабину пилота, демонтаж костюма длился нестерпимо долго.
— Компьютер, как предотвратить взрыв? Быстрее! — трудно было не распсиховаться в эти минуты.
— Коды на деактивацию имеет только Ваш старший помощник, — а спокойствие бортового компьютера было невыносимо.
— Но он уничтожен!
— Соболезную.
— Не зли меня, а скажи, как достать из механоцисты коды?
— Взлом системы андроида, приравненного по правам к гражданину Федерации, карается до десяти лет работ на мирах Фронтира.
— Плевать! Как?
— Только взломом.
— Сколько это займёт?
— Учитывая развитость позитронного мозга Вашего экс-старпома, около полусуток.
— У нас две минуты! Как избавиться от гипер-драйва?
— Гипер-конвертор — собственность Федерации, вы не имеете на это права, капитан.
— В экстренных обстоятельствах?!
— Мои сенсоры не улавливают опасности.
— Проанализируй ещё раз! Атака на базу, мятеж на корабле, взрыв гипер-двигателя и, соответственно, уничтожение корабля и нас с тобой!
— В таком случае вы правы.
— Осталась минута!
— Гипер-конвертор отторгается в случае его поломки во время прыжка.
— Но он уже сломан!
— По всем показателям, он был починен около десяти минут назад.
— Что за черт?! Ну, тогда прыгай!
— Что вы имеете в виду?
— У тебя что, закоротило, Медноголовая ты моя? Совершай гипер-прыжок!
— Координаты?
— Я знал это, — процедил Джек. — Любые!
— Через пять секунд будет совершен прыжок.
— Двадцать секунд до взрыва!

Корабль развернулся на автопилоте, уйдя от звезды, стоящей на курсе, и прыгнул… — Гипер-драйв отторгнут, возврат в обычное пространство, — это сообщение вызвало просто щенячий восторг у капитана. Джек глубоко вздохнул, бешено колотящееся сердце постепенно успокаивалось. Он взглянул на показания мониторов — все в порядке. Только навигация почему-то барахлила, может повредило взрывом или ещё чем-нибудь. Приборы показывали гигантскую гравитацию справа по курсу. Джек взглянул на то, что творилось за пределами судна, и закричал. Такого страха он не испытывал никогда — точно справа от него в космосе висела гигантская Чёрная Дыра. И «Parkan» неумолимо тянуло прямо в неё. Хоборн попробовал развернуть крейсер и выйти из поля, хотя и знал, что это невозможно — поле слишком сильно! Оставалось только молча ждать пока его не поглотит чёрная и мрачная Неизвестность…

Когда крейсер подходил к центру Дыры, его трясло так, что катаклизм на Равене показался бы Американскими горками в тематическом парке. Джек удерживался в кресле лишь ремнями и даже он, успешно прошедший все мыслимые и немыслимые центрифуги, готов был блевануть.
И вот, помолившись Богу, вспомнив всех родственников, Хоборн стал ждать конца… Конца всё не было. Джек вдруг увидел белые вспышки, которые свойственны гипер-прыжкам, и оказался посреди неизвестной системы. Нечто вроде желтой солнцеподобной звезды и всего одна планета. Приборы не могли идентифицировать местоположение даже по схеме звёзд! Анализ планеты дал положительный ответ на атмосферу и полезные ископаемые, отрицательный — на города и крупные поселения. Но была замечена повышенная активность на северо-восточном континенте, туда и решил направить крейсер Хоборн. До входа в гравиполе планеты оставалось около двух тысяч километров, когда «проснулся» компьютер: «Замечена неполадка в маршевых двигателях!»

Тотчас корабль стало мотать и вновь трясти, не понять откуда взялся астероид и покорёжил обшивку. К тому же отказала система охлаждения, а ведь впереди вход в плотные слои атмосферы!
— Не было печали, так черти накачали! — просипел Джек.
Пережив мятеж, взрыв гипер-драйва и путешествие через Чёрную Дыру, гордый рейдер «Parkan» W-23 падал на неизвестную планету в неизвестной системе. Капитан корабля, нервно оценивая ситуацию, пытался найти выход. Только одному человеку удалось выжить после падения Паркана, но он-то смог в одиночку ещё и перебить половину армии Трепнела, когда в Лабиринте бушевал мятеж.
— Есть! — вдруг воскликнул он. — Компьютер! На корабле где-то находились десантные антигравы. Они ещё на борту?
— Да, капитан, — был ответ.
— Где?
— В медцентре.
— А что они там-то делают? — удивился Хоборн.
— Не знаю, это была директива, полученная от Вашего старшего помощника.
— Ладно, готовь шлюзовые камеры! Я буду прыгать на планету! Хоть капитан и должен покидать судно последним…
— Я должна понимать это как шутку?
— Как угодно, — ответил Джек и вышел из кабины.
Проверив по пути в медцентр герметичность костюма, он ворвался в комнату. Пришлось перерыть все рундуки, пока он не нашёл то, что искал. Это был всего лишь ранец, снабжённый антигравитационной установкой и реактивными соплами управления. Десантники используют такие для высадки на планеты и атак с воздуха.
— Надеюсь, работает, — вздохнул капитан.
Корабль вновь тряхнуло, Джек вместе с ящиком отлетел в раскрывшуюся дверь. Он встал, надел ранец и вышел к шлюзу. Установка, по идее, должна была управляться манипуляторами, встроенными в костюм, но Джек отнюдь не был в этом уверен. Тем более что он никогда ей не пользовался, а перестажировка будет в следующем году, если доживёт. В худшем случае, он прямо сейчас грохнется на землю, а в лучшем, останется на планете один, как Робинзон Крузо. Отбросив все мысли, прислонился к стенке коридора. Она была горячей, значит, вошли в атмосферу.
— Господи, спаси и сохрани! — проговорил он и прыгнул…

* * *

— Ну почему Соум всегда заставляет идти в обеденный обход меня? — спросил рослый чернокожий человек у своего спутника.
— Не относись к этому так плохо, меня-то он тоже посылает, — ответил ему второй. — К тому же, сам он идёт в ночной дозор, когда все спят.
— Всё вам, турмианцам, хлеб да масло, а может, он там спит спокойно на посту.
— Кто? Соум? Да ну тебя!
На поляне посреди огромных джунглей сидели два существа в одежде цвета хаки. Один из них, понятное дело, был уроженцем Акс-Турмау — гигантским горилло-леопардом с эхолокатором на голове. А второй был человек, звали его Фойл Робертсон, а турмианца — Джи’ценнуи или просто Джи. Оба были имперскими десантниками, которые повидали на своём веку немало. Но глаза Джи изумлённо раскрылись, когда он увидел в небе силуэт в боевом костюме, беспорядочно мотыляющийся из стороны в сторону.
Фойл, взглянув на турминаца, обернулся и увидел ту же картину, правда, с помощью бинокля.
— Что за черт, это что, кто-то из наших? — спросил он у напарника.
— Нет, — помотал головой тот. — Наши так даже после пьянки не будут мотылятся, к тому же он, по-моему, из космоса.
— Ага! Ещё скажи, это Хн’Гван летит! Откуда здесь пришельцы, планета необитаема! К тому же, что, теперь на «поножах» по всей вселенной летают?
— Не знаю я, лучше вызывай базу!
— А что, сами не справимся?
— А что, есть идеи? — передразнил турмианец напарника.
— Ладно, сейчас звякну.
Робертсон вытащил из-за пазухи маленький передатчик и проговорил в него:
— Озеро! Озеро! Это Тигриный Хвост! У нас ЧП, летите сюда! Приём!
— Тигриный Хвост! Это Озеро! В чем дело? Проблемы с местной фауной? — послышалось из передатчика.
— Нет, к нам гости из космоса!
— Шутишь?!
— Да, лейтенант, знаешь, всю жизнь ждал, повизгивая, чтоб подшутить над тобой! — разозлился Фойл.
— Поаккуратнее, сержант!
— Короче, ждём! Конец связи, лейтенант!

Через несколько минут подлетели два джеткара. В каждом было по четыре человека. За штурвалом первого сидел лейтенант Босуэлл, с которым Фойл только что разговаривал, а рядом с ним полковник Соум. Он был недурен собою, на вид можно было дать не более тридцати, и даже в форме десантника угадывались стальные мышцы. Росту в нем было почти два метра, на правом бедре, как обычно — бластер, на груди — плазменная винтовка. Большие карие глаза горели умом и хитростью. Выпрыгнув из джеткара, он прошёл к ним, его движения были плавны и бесшумны, но Фойл прекрасно знал, скольким врагам Федерации пришлось поплатиться за плохой слух. Джи и Фойл отдали ему честь. Козырнув им в ответ, Соум спросил:
— Ну и где ЧП, сержант?
— Вон оно, НЛО ваше летает, уже около десяти минут барахтается, мотнул головой Робертсон и, осекшись, добавил. — Сэр.
— Хм! Человек в поножах! Да ещё и на необитаемой планете и не из наших! — теперь силуэт в небе был ясно виден даже без бинокля.
«Он наверно думал, что это просто чей-то пингвин», — подумал Фойл. Турмианец посмотрел на него с недовольством и тихо сказал: «Пингвины не летают, даже я это знаю».
«Не читай мои мысли, Джи!» — мысленно приказал сержант другу.
В ответ тот тихо кивнул. Заметив на себе взгляд Соума, оба встали по стойке «смирно». Полковник достал бинокль и всмотрелся пристальней — за силуэтом человека угадывалось ещё нечто, охваченное огнём.
— Сержант Джи’ценнуи, присмотритесь получше, что там ещё! Не корабль ли?
— Хорошо, сэр! — ответил турмианец. — По-моему, он самый! И, если не ошибаюсь, это Паркан!
— Интересно. Лейтенант Босуэлл, проверьте траектории обоих объектов, не пересекутся ли они? — приказал Соум. Босуэлл достал с заднего сиденья чемоданчик и раскрыл его. Больше всего он напоминал обычный трёхмерный радар и на нем обозначались все движущиеся объекты. Два жёлтых маркера в воздухе — это и есть корабль с человеком, лейтенант поколдовал над прибором и от объектов протянулись приблизительные траектории падения.
— Нет, сэр! Они упадут где-то в двух километрах друг от друга!
— Что же, сперва подберем пилота, — приказал Соум. — По местам!
Десантники молниеносно заняли места в джеткарах.
— Полковник, а может лучше за кораблём, вдруг там есть рабочий гипер-драйв! — возразил Фойл.
Соум недовольно посмотрел на него и произнес:
— Сначала пилот, сержант! Не хватало нам ещё бродяг в джунглях!
— Мы с Джи…
— Что? У вас ещё обход не закончен! Все! Приказы не обсуждать!
Он запрыгнул в джеткар, отдал команду и две летающих машины скрылись в джунглях.
— Как я его ненавижу! Джи, если бы ты знал, как я его ненавижу!
— Успокойся, Фойл. Он делает своё дело.
— Да, но если они доберутся до корабля, а от него уже ничего не останется? Я не хочу пробыть здесь ещё пять лет!
— После такого крушения там и так ничего не останется, лучше пойдём!
И два спутника, человек и турмианец, растворились в зарослях неизвестных на Земле деревьев.

* * *

Антиграв не сработал, спускаться чисто на соплах — мало горючего. Если корабль ещё хоть как-то тормозил, то Джек набрал скорость приличного метеора. Костюм разогрелся, охладители работали на всю. Необходимо было сбросить скорость.
— Как же эта фигня работает?! — отчаяние вновь захлестнуло Джека.
Вдруг, человека здорово тряхнуло и скорость стала падать — включились антигравы. Зато началась самая настоящая карусель и не было такого турбулентного потока, который не счёл своим долгом поиграть человечком. Хоборн бешено колотил по панелям манипуляторов, одна из сопел включилась и его отнесло в бок. Это продолжалось ещё долго, Джек заметил, что почти не спускается, а Паркан его догоняет. Да что же делать? — думал он. — Если отключу сопла и антиграв, то могу и не включить. Хотя в огне Паркана сгореть ещё проще. Ладно! Была не была!

Хоборн отключил установки и камнем полетел вниз. Уже на середине пути в голову ему пришла идея, разве нельзя было просто включить одно из сопел и отойти от курса корабля. Капитан поспешил сделать это — лучше поздно, чем никогда! К нему продолжали стремительно приближаться зеленые джунгли. Джек ещё раз попробовал включить антиграв. Он все-таки заработал и человек плавно спланировал на землю. Точнее прямо в джунгли, где он не преминул застрять в толстых лианах. Хоборн попытался выбраться, но только больше запутался. «Идиот! У тебя же лазер есть!» — прокричал внутренний голос. Но от лазера джунгли могли загореться, но попробовать стоило бы.

Вдруг слева послышалось шипение. Джек медленно повернул голову туда и увидел нечто вроде гигантской змеи, но с какими-то мешками на голове, прямо в метре от себя. Такая тварь наверняка нападёт если резко дёрнуться, но и оставаться на месте тоже опасно, костюм ещё не остыл, а рептилии часто реагируют на тепло. Пока Хоборн размышлял как выбраться из очередной опасности, «змея» отвернулась и стала мотать головой туда-сюда, видимо ища что-то. Джек стал медленно нацеливать лазер и пушку в неё — ракету использовать было нельзя. Неожиданно гигантская рептилия бросилась куда-то в джунгли, но прямо в воздухе её прошил толстый плазменный заряд, и она бессильно бухнулась оземь.

Продолжение следует…